Главная » 2013 » Ноябрь » 11 » Кто знал, что нам такая юность достанется?!
23:19
Кто знал, что нам такая юность достанется?!
Пройдя через горнило войны, важно было не просто вернуться, но и найти в себе силы - чтобы жить, восстанавливать разрушенную страну, да и просто быть счастливым. К сожалению, не всем это в те далекие годы удалось. Но только не Николаю СКОБЕЛКИНУ, жителю города Обояни, ветерану Великой Отечественной, участнику боев на Южном фасе Курской дуги, освобождавшему вместе с бойцами Красной армии Украину, Белоруссию, Польшу, Австрию. Возвратившись со страшной войны, он работал на добыче угля, чтобы помочь маме и братьям с сестрами, затем освоил бондарское искусство, а также воспитал двоих прекрасных детей. Впрочем, обо всем по порядку.


В армию Николай Акимович должен был пойти еще в 1940 году, если бы не тяжелая болезнь - он перенес тиф.

19 февраля 1943 года освободили его родную Обоянь, а буквально через несколько дней в ней развернулся полевой военкомат и началось формирование новых частей из набранных молодых людей.

- Нас собрали - человек триста, не меньше, и сразу в сторону Харькова направили, - вспоминает Николай Скобелкин, - а мы полуголодные, одеты плохо, в лаптях. Дело к весне уже шло, снег таять начал, грязно. Так лапти эти размокли и развалились.

Пока шли, до молодых бойцов доходили слухи о том, что якобы город Харьков передавался из рук в руки, а потом и вовсе был сдан врагу. Не получившие обмундирования, безоружные парни продолжали двигаться дальше.

- У нас на тот момент даже шутка ходила невеселая о том, что личные автоматы да ружья мы себе сами добыть должны - в бою, - рассказывает ветеран.

Когда приняли участие в первой атаке, потери были очень большие, ведь воевать приходилось безо всякой подготовки, да и тяжело психологически вот так сразу человека убить, даже ясно осознавая, что это враг.

Как заметил Николай Акимович, из-за штатской одежды фашисты приняли их тогда за партизан.

- После боя погибшие лежали, подобно сжатым снопам в поле, - рассказывает очевидец событий, - страшная картина.

Оставшихся бойцов отправили в Пристень. Там остановились на ночевку в заброшенной церкви. Холодно, да еще и голодно, ведь о том, чтобы их покормить, даже не шло речи. На следующее утро молодых людей повели в поселок Скуратово Тульской области, где они получили обмундирование и начали проходить боевую подготовку.

- Помню, у нас даже танк имелся - КВ - Клим Ворошилов, - рассказывает ветеран, - готовили нас как танковую пехоту. Обучение проходило в спешке, занятия были очень напряженные. Нам постоянно твердили одно: "Вперед, на Запад. За Родину. За Сталина! Ни шагу назад! Стоять насмерть!"

С 15 июля 1943 года Николай Скобелкин в составе 5-го танкового гвардейского корпуса воевал на Южном фасе Курской дуги.

- Кто ж знал, что нам такая юность достанется, - вдруг произносит ветеран, - мы ж почти все нецелованные шли - совсем мальчишки. Полуодетые, голодные против холеных, вооруженных, грамотных немцев! Случалось, срежешь у фашиста рюкзак походный, а там и галеты, и консервы, и шоколад, а у нас… То же можно сказать и о транспортном оснащении врага - пока мы дойдем пешком до нового места боевых действий, столько сил и времени потеряем, а они засучили рукава, садятся на мотоциклы да автомобили - и через несколько часов на месте.

Но, несмотря на все это, мужество наших бойцов просто поражало!

- А какие отважные девчонки санинструкторами были, - говорит мой собеседник, - вокруг все взрывается, техника горит, а она ползет - самой лет двадцать - хрупкая, маленькая, а здорового мужика раненого на себе тащит.

То, что пережили бойцы Красной Армии в эти июльские дни, невозможно описать словами: жара, застилающий свет черный дым, повсюду горящие танки, разрывающиеся авиационные снаряды. В населенных пунктах ни одной хатенки не осталось - все с лица земли стерто!

- Поначалу было страшно, а потом свыклись с тем, что вокруг происходило, - говорит Николай Акимович, - как-то во время боя вижу - лежит боец, в живот ранен - умирает. Он, бедный, смотрит и говорит: "Брат, застрели меня, пожалуйста, чтобы я не мучился". А как я в своего стрелять-то буду?! До конца жизни его не забуду.

16 июля наш танк был подбит, а меня ранило в голову, если бы пуля прошла не вскользь, а чуть поровнее - лежать мне 70 лет во сырой земле!

Очнулся Николай Скобелкин в полевом медсанбате, организованном в Старом Осколе. Рана даже не успела толком затянуться, как боец Скобелкин был вновь отправлен на фронт.
Цветы для победителей

Дальше его служба проходила в 260-й стрелковой дивизии в должности помощника командира взвода. Эта дивизия освобождала Харьков, затем - Донецк, Днепропетровск, Дзержинск.

- Очень непросто бойцам Красной Армии в Западной Украине приходилось, - замечает мой собеседник, - были даже случаи, когда солдат заходил в хату один и больше не возвращался. В этих местах действовали группировки Степана Бандеры, которые уничтожали как немцев, так и русских.

Принял Николай Скобелкин также участие в боях за Львовско-Сандомирский плацдарм, после них в теле ветерана остался осколок, который он носит в себе до сих пор.

Позже Николай Акимович освобождал Белоруссию, потом Польшу, где получил контузию, из-за чего несколько дней не мог разговаривать.

- Мне очень радостно вспоминать о том, как нас, победителей, встречали люди - венгры, болгары, - рассказывает Николай Скобелкин, - они дарили цветы, выносили нам кое-какие продукты.

Николай Акимович дошел до Австрии и, возможно, тоже расписался бы на стенах Рейхстага, если бы не сильнейшее ранение, едва не сделавшее мужчину инвалидом.
А что мне было терять?!

Осколок, попавший в ногу, не только оставил лишь небольшую часть икроножной мышцы, но и основательно раздробил кость.

- А нога в гипсе была, - рассказывает Николай Акимович, - смотрю - пальцы у меня почернели, а врачи все какое-то слово незнакомое произносят - "ампутация". Тут мне сосед по палате старший лейтенант Акимов и говорит, что, мол, ногу тебе отнять хотят. Расстроился я и разозлился да во время очередного обхода как кинул свой костыль в доктора! А что мне было терять?!

После этого около недели к раненому Скобелкину никто из старшего медперсонала не подходил. Но, к счастью, приехал как-то в госпиталь профессор из Ленинграда. Увидев ногу Николая Акимовича, он все же решил рискнуть, но сохранить ее. Операция под общим наркозом длилась более двух часов, но это того стоило! Светило собрал бойцу ногу буквально по кусочкам.

- Когда я очнулся, - рассказывает ветеран, - то сразу увидел - пальцы розовые, и понял - теперь все будет хорошо.

По воспоминаниям ветерана, уход за ранеными в госпитале был очень хороший. Случалось, что даже и вино красное прописывали бойцам - для аппетита, вот только в курении ограничивали - давали всего пять папирос на неделю.

В родную Обоянь вернулся Николай Скобелкин в конце октября 1945 года.

Через год женился, но его первая супруга умерла. Во втором браке у Николая Акимовича родились сын и дочь, есть двое внуков.

После войны его направили работать в школу военруком. Николай Акимович пошел не задумываясь, надо было кормить семью - маму с младшими братьями и сестрами - всего восемь человек.

Заработанных денег все равно не хватало, из-за чего отправился Николай Скобелкин в Ворошиловград - работать шахтером на добыче угля.

- В те времена шахту называли вторым фронтом, - говорит мой собеседник, - кем я только там не работал!

Несмотря на высокую оплату, условия труда были просто невыносимыми - стоять по двенадцать часов на коленях, на сырой, холодной земле. Чтобы не заработать артрит, нашивали шахтеры себе на рабочие брюки ватную подкладку, а сверху нее прикрепляли куски разрезанной автомобильной камеры - защита от холода и влаги. Но это почти не спасало, поэтому первое время мучили Николая Акимовича невыносимые боли, пока он не окреп и не привык. В тот момент он о себе не думал, зато дома дела наладились.

Через несколько лет, оставив хоть и хорошо оплачиваемую, но очень опасную работу, вернулся Николай Скобелкин домой и тридцать семь лет проработал на консервном заводе бондарем.

Изготовление бочек - это тоже целая наука. Из какого только дерева Николай Акимович их не делал - и из дуба, и из сосны, и из осины. Как оказалось, не каждый может сделать хорошую бочку - чтобы она была устойчивая, долго прослужила и пища в ней хорошо сохранилась!

Помимо бочек, делал Николай Скобелкин еще и тару для хранения сушеной продукции, которая была похожа на кадушку, только с двух сторон запечатывалась. Благодаря такой посудине, ни один грызун не мог добраться до продуктов во время транспортировки.

Сейчас Николай Акимович - один из самых активных членов Обоянского совета ветеранов. Он частый гость на различных мероприятиях, посвященных Великой Отечественной войне. Периодически навещает товарищей, которые по состоянию здоровья уже не могут ходить.

Единственное, что очень огорчает Николая Скобелкина, - нежелание молодежи служить в армии.

- Раньше уход молодого человека на службу был большим праздником. Вся деревня гуляла, провожая парня, - говорит Николай Акимович, - да и девушки замуж не шли, если молодой человек не служил, считалось это позором. А сейчас?! На фронте обстрелянные бойцы всегда оберегали, старались ободрить новичков, а что делается сейчас - дедовщина! Это дико для нас, фронтовиков.

Много у Николая Акимовича наград, но самой дорогой из них он считает медаль "За отвагу", которой ветерана наградили за то, что отличился во время боевых действий в Австрии, и за которую чуть не отдал ногу.
Категория: Местные новости | Просмотров: 514 | Добавил: Кореш | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Местные новости [445]
Все самое свежее и актуальное в Обояни и Обоянском р-не. Большой архив событий за прошлые года
Курск и область [126]
Новости областного центра и региона 46
Общероссийские события [15]
Новости страны в целом. От Калининграда до Владивостока
Мировые новости [7]
О том и о тех, что вдалеке от нас
ПОДЕЛИТЬСЯ
Друзья сайта
Блог mk51rus г.Мурманск, г.Курск, г.Белгород
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0