Главная » 2008 » Март » 6 » Курские археологи: ежегодно область теряет по 10 памятников истории
16:02
Курские археологи: ежегодно область теряет по 10 памятников истории
Более 10 памятников археологии теряет ежегодно Курская область, рассказал директор археологического музея Геннадий Стародубцев. Стоит отметить, что это только те памятники, об утрате которых становится известно. Всего же на территории региона расположено более 1200 памятников, 70 из которых являются особо значимыми, то есть федеральными.

По словам Геннадия Стародубцева, причины разрушения памятников разные: строительная деятельность - согласованная и несогласованная, сельхозработы, вандализм, природные явления. Однако, и это очевидно, наибольший урон наносит человеческая деятельность.

Тут и встает вопрос о выявлении, регистрации, охране памятников, их обозначении на местности, штрафных санкциях и т.д. Археологи и сотрудники инспекции по охране памятников разводят руками: законов соответствующих, как оказывается, нет.

Область охраны памятников достаточно молода. Даже в советские времена первый закон был принят только в 1978 году. Правовое регулирование эта сфера получила совсем недавно: в 2002 году был принят ФЗ №73 "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов РФ".

"Первоначально, - рассказывает руководитель инспекции по охране памятников Курской области Николай Башкатов, - мы встретили его с надеждой на то, что возможностей по сохранению памятников появится больше. Сейчас мы разочарованы. Закон не плохой, много правовых моментов. Но процентов на 80-90 он должен реализовываться на основе подзаконных актов, принимаемых правительством РФ. А их нет".

Действительно, за пять лет существования закона не были приняты основополагающие документы: положение о реестре объектов культурного наследия, государственной историко-культурной экспертизе, положение об охранных зонах. Иными словами, исследователь, обнаруживая нечто ранее неизвестное, будь то древнее городище или старый купеческий домик с уникальным каменным кокошником, редкой лепниной или резьбой, не может ни зарегистрировать памятник, ни провести экспертизу его значимости для культуры и истории края или страны, ни даже обозначить охранную зону. Более того, законом прописаны 4 категории памятников: федеральные, региональные, местные (муниципальные) и выявленные. Учитывая, что нет соответствующих подзаконных актов, отнести обнаруженную древность к какой-либо категории невозможно. А соответственно, невозможно получить финансирование на исследование, поддержание в нормальном состоянии, реставрацию, невозможно сохранить. Так, по этой причине на территории Курской области нет ни одного памятника муниципального значения.

Николай Башкатов рассказал, что сегодня приходится искать ответы на многие правовые вопросы в тех самых советских законах об охране памятников. Но, они, закономерно, вступают в противоречие с действующими, ведь и политический, и экономический строй другие и вся система отношений. На региональном уровне, соответственно, тоже нельзя принять никаких подзаконных актов, так они должны равняться на федеральный закон.

С памятниками археологии немного легче, чем с той же архитектурой. С момента обнаружения они являются выявленными памятниками культурного наследия. Все остальные - нет.

С другой стороны, именно в отношении памятников археологии у специалистов руки связаны. По закону памятники археологии могут находиться только в государственной собственности. "Очень интересное положение получается, - рассказывает Николай Башкатов, - объект археологического наследия и земля находятся в федеральной собственности, но если человек покупает землю, памятник при этом он не покупает. Не меняя состояние памятника, он ничего не может на этой земле построить..."

"Вот этого я и боюсь, - продолжает мысль Геннадий Стародубцев. - Боюсь приехать на раскопки и оказаться перед высоким забором, и новый владелец скажет: вот там граница моих владений, иди туда". Продажа земель - один из самых больших страхов и ученых и охранных ведомств. Фактически она может лишить курян, да и всю страну, ее исторического прошлого. По закону застройщики и иные пользователи земли перед началом любых работ обязаны приглашать для проведения предварительных изысканий археологов. Проводить раскопки пользователь должен за свой счет, но не обязан этого делать. Отсюда растут еще две проблемы: несогласованное строительство и бетонные подушки.

По поводу бетонных подушек и археологи, и инспекторы до конца определиться не могут. Неудивительно: никаких сколько бы то ни было убедительных исследований нигде не проводилось. Речь идет о том, что при строительстве котлован заливают бетоном, а затем на нем возводят легкие, по словам строителей, конструкции из металла, пеноблоков и т.д. Сходятся обе стороны лишь в одном: исследования в таком случае откладываются на очень долгий и совершенно неопределенный срок. Есть мнение, что культурный слой под такой подушкой не повреждается. С другой стороны, десятки тонн бетона и металла вряд ли назовешь легкими конструкциями, как проседает под ними грунт - неизвестно. "Наследие погребено на веки вечные, - говорит Геннадий Стародубцев, - может эта "легкая конструкция" и сложится сама собой лет через 50. Но что мы под ней найдем? Если там лежал целый стеклянный браслет древнерусский... Я уверен, что при этом давлении от него ничего не останется". Стоит отметить, стеклянный браслет, да еще целый - мог бы потянуть на серьезное открытие.

Вторая проблема, как уже говорилось - несогласованное строительство. Сотрудники инспекции по охране памятников каждую среду участвуют в областных согласительных комиссиях по строительству. В Курске, по выражению Геннадия Стародубцева, это работает: проводятся в рамках закона предварительные археологические исследования. В пределах же области такой системы нет как таковой. Закон по идее для всех, отмечают оба героя разговора, но вот соблюдают его далеко не все.

Так, в 2006 году около 800 м2 составили разрушения культурного слоя раннеславянских поселений Гочево-1, Гочево-3, Гочево-4 в Беловском районе при прокладке оптико-волоконного кабеля по маршруту Рыльск-Большое Солдатское-Суджа-Белая-Обоянь по заказу ООО "Гипросвязь". Строительные работы не были согласованы с инспекцией по охране памятников. Интересно, что и сами инспекторы узнали о разрушениях совершенно случайно, просто проезжая мимо на машине. Рабочие рассказали, что прокладывают эту линию уже несколько месяцев, и как выяснилось позже линия проходит по территории нескольких памятников.

Начинать принимать подзаконные акты необходимо, по мнению директора музея археологии Геннадия Стародубцева, с механизма утверждения охранных зон, чтобы в первую очередь сохранить то, что уже есть, выявлено.

Так, например, срочно требует охраны Гочевский археологический комплекс. Это уникальное место, может быть для всего юго-востока Руси, считает Геннадий Стародубцев. Гочевский комплекс состоит из нескольких частей: древнерусский город, единственный на территории юго-востока Руси феодальный замок и громадный курганный могильник (более 300 курганов). Он подвергается грабительским раскопкам в течение многих лет. Остановить археологи своими силами это не могут. Гочевский археологический комплекс находится достаточно далеко от Курска. Бывать там часто археологи не могут. Да и задержать нарушителей без милиции они не смогут, не нарушив закон. Геннадий Стародубцев рассказывает: "Несколько лет назад я пытался создать на этой территории историко-природный заповедник. Вопрос утонул в согласованиях между природоохранными инстанциями и областным комитетом по культуре. Я сделал попытку создания историко-культурного заповедника, получил ответ, что механизма создания таких заповедников на данный момент нет. В 1998 году нам хотя бы удалось вывести его из земельного оборота и перевести в категорию земельного запаса. В прошлом году мы там установили поклонный крест, на оборотной стороне которого табличка "Памятник истории и культуры. Охраняется государством". Хотя бы вот в таком виде, потому что памятники непромаркированы. Это проблема общая по стране. А ведь лишь один из примеров. С грабителями мы ведем неравную борьбу. Милицейский пост на каждый из 1200 памятников архитектуры не поставишь, это я понимаю".

Однако, сохранить этот уникальный объект Геннадий Стародубцев решился во что бы то ни стало. Придумал новый ход: "Очередной проект в отношении Гочево... Обсчитал смету: опробую сделать памятник своим филиалом, посадить двух человек, пусть следят, обходят... Попробовать таким путем. Хутор там есть вымирающий. Домик там выкупить хотя бы один". Стоит отметить, что эта работа героическая: Гочевский комплекс занимает 50 гектаров, одно поселение - 24 гектара. Обойти, проконтролировать несанкционированные раскопки даже двум сотрудникам будет весьма непросто.

Неоднократно археологи и охранные структуры комитета по культуре пытались наладить взаимное сотрудничество с правоохранительными органами. На базе музея археологии проводились довольно представительные семинары по охране памятников культурного наследия. Геннадий Стародубцев рассказал, что вроде бы понимание было найдено, принимались решения. Правда, они не работали: "После первого круглого стола вообще парадоксальный был момент. На основе решения круглого стола в УВД был принят план действий. Там было написано замечательно какие мероприятий они должны проводить. Ничего сделано так и не было. Что поразительно, документ был принят для служебного пользования. Его копию я смог получить через третьи руки".

Николай Башкатов также рассказал, что инспекция передает все данные о повреждениях или уничтожении памятников в милицию, прокуратуру. Милиция состава преступления в действиях строителей, должностных лиц обычно не обнаруживает, так как "нет злого умысла по разрушения памятника".

Лишь один случай был доведен до суда и приговора. Это было в 2006 году. В Октябрьском районе недалеко от Курска археологи работали на раскопках так называемой Авдеевской палеолитической стоянки. В одну из ночей раскопы, найденные предметы были уничтожены. Как выяснило следствие, это сделали местные подростки из мести ученым, которые не нашли возможным взять ребят на работу на раскопках. Подростки были привлечены к уголовной ответственности. Николай Башкатов рассказал, что сроки тогда были присуждены условные. По его словам, в практике российского нового права это был первый случай.

"Уж коль закон принят, - говорит Геннадий Стародубцев, - нужно механизмы применения его проработать, причем не сегодня, завтра, а позавчера... Пока не будет четкого механизма наказания тех же кладоискателей, мы будем безвозвратно терять по кусочку нашу историю. Штраф в размере МРОТ, для человека, который может купить себе дорогостоящую поисковую технику по 1,5-2 тысячи евро, хорошие внедорожники, для него копейки". В последнее время, рассказал Николай Башкатов, интерес к памятникам археологии проявляет ФСБ. "Хочется надеяться, - говорит главный инспектор по охране памятников, - что государство, наконец, осознало: исторические ценности утекают из страны, оседают в частных коллекциях".

Нет ничего плохого в привлечении частников и организаций к использованию памятников и земли, считают специалисты. Однако, на мысль эту их наводит банальное отсутствие денег на выявление, исследование и сохранение истории своей страны. По словам Геннадия Стародубцева, только на поддержание курских памятников нужны сотни миллионов рублей. "Я не витаю в облаках, живу в современном мире, прекрасно понимая, что в бюджете банально нет на это денег. В Курске строится сейчас перинатальный центр, область газифицируется постепенно. Это прекрасно. Пришел бы газ лет на 10 пораньше на тот же хутор около Гочевского комплекса, и было бы кому его сохранять. Хуторяне и могли бы стать сотрудниками историко-культурного заповедника. Тогда на хуторе даже маленькие дети были, а теперь только пара стариков".

Примеры совместного использования памятников есть в Европе, в той же Польше, например. Механизм довольно прост: нужен тебе этот кусок земли - вкладываешь деньги в исследования, получаешь его. Вот только опять все упирается в четко прописанный закон, обязывающий одну сторону сберечь, другую - не навредить.

Главная головная боль Геннадия Стародубцева сейчас - найти деньги на новый сезон раскопок. "Эпоха меценатов" в Курской области, по его словам, закончилась в 1998 году. Так в прошлом году часть денег была получена по гранту - 60 тысяч по одному и 80 тысяч по другому, часть заработана, часть дали спонсоры.

В этом году 150 тысяч в рамках Года музеев и традиционной народной культуры Курской области выделила региональная власть. Это примерно месяц работы экспедиции из 30 человек. Но археологический сезон это далеко не месяц. Самое дорогое в экспедиции - питание, бензин. При этом сотрудники музея на раскопках работают бесплатно. Деньги нужны также на научный отчет, чертежи, фотографии (примерно 130 штук формата А4), отправку их в Институт археологии. А еще палатки, спальники, коврики, которые изнашиваются со временем. Минувшим летом, поделился маленькой победой Геннадий Стародубцев, "с рук по случаю купил армейский тент размером 10 на 7 метров. Тяжелый. Мне его еще на сколько лет хватит. Вот такое маленькое счастье начальника экспедиции..."

Просмотров: 1859 | Добавил: Обоянец | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Местные новости [468]
Все самое свежее и актуальное в Обояни и Обоянском р-не. Большой архив событий за прошлые года
Курск и область [126]
Новости областного центра и региона 46
Общероссийские события [15]
Новости страны в целом. От Калининграда до Владивостока
Мировые новости [7]
О том и о тех, что вдалеке от нас
ГРУППА ВКОНТАКТЕ
ПОДЕЛИТЬСЯ
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0